Путин это «полновластный» правитель РФ.

Изначально зависимая фигура, для манипуляции несамостоятельными (социально-недееспособными и / или национально (патриотически) озабоченными постсоветскими личностями). Несколько двойников.


Война на Украине — это результат имперских амбиций Кремля

Результат ощущения московской «элитой» угрозы своему благосостоянию со стороны в первую очередь собственных масс населения. Достаточно консолидированная позиция «элит» РФ в вопросе войны говорит о том, что это ответ не эмоциональный, а «системный», то есть в частности такой, в котором просчитаны риски и возможности. Неоднократно посылаемые «Путиным» «сигналы» об «американской исключительности» говорит о том, что московские элитарии приняли решение использовать праворадикальные настроения (имперские, националистические, религиозные) для достижения целей во внешней политике и самоопределили такой поворот не собственным изобретением, а ответом на аналогичную, по их мнению, внешнюю политику США.


России нужен был Крым, нужен был Севастополь

Только в том объеме, чтобы сплотить вокруг себя праворадикально настроенные массы (националисты очень заводятся от захватов территорий), тем самым поставив под контроль огромное большинство населения; и одновременно вызвать «антигитлеровскую» риторику со стороны официальных лиц Запада по отношению к Путину; и одновременно вызвать травму и озлобление у украинских националистов. В совокупности это должно было вызвать уверенность украинцев в поддержке Запада и попытку «вернуть Крым пока не поздно». Подкупленный украинский генштаб и генералитет должен был довершить разгром не готовой украинской армии при «ответе» со стороны армии РФ. Разочаровавшиеся в Западе западные украинцы должны были, в результате этого шоу, принять либо полное воссоединение Украины с РФ, либо отказ от Крыма и вступление во все московские блоки, включая «духовный» — РПЦ. Жители Восточной и Южной Украины во всем этом действе рассматривались исключительно как статисты.
В чисто военном отношении Крым не только бесполезен, но и вреден. Что в общем-то показали ход II Мировой, и Крымская война, и разгром Врангеля и падение Крымского ханства. Стратегическое положение такое, что требует больших сил для контроля, они там практически беззащитны и наступать оттуда куда-либо не удобно.


Москва не может принять вступление Украины в НАТО

Появление на Украине относительно независимой от нефтяной трубы экономики означало бы создание невероятно привлекательного для масс альтернативного центра. А это означало потерю бы такого статуса Москвой, с большой вероятностью беспорядков и столкновений с непредсказуемыми последствиями между разными группами московской элиты.


Политика РФ агрессивна

Политика РФ поддерживает внешнюю видимость агрессивности. При этом вооруженные действия происходят в регионах, где самым активным меньшинством являются «пророссийские» силы, а большинство населения принимает индифферентную позицию в политике. Это рассматривается московскими элитариями как «ответ на Косово и Майдан» одновременно. Потому что Майдан – «это агрессивное меньшинство», а Косово – это нарушение суверенитета и «исторических прав на землю». Хотя вероятно, что если первый майдан, «Оранжевая революция», и был стихийным и неожиданным для Москвы явлением, то во втором оказались заинтересованы спецслужбы РФ, чтобы заварить всю эту кашу. Если бы «ответ Путина на Майдан» был бы стихийным, незапланированном годами явлением, «он» бы отступился при давлении Запада. На мой взгляд, и шатания Януковича между ЕС и ТС и принятие законов, направленных на подавление политической активности, и действия силовиков на Майдане и Правый сектор были частью плана по намеренному расшатыванию Украины, которая должна была встать на грани раскола «аккуратно» к завершению олимпиады в Сочи. Когда, по мнению московских «элитариев», эмоциональная оценка РФ в мире будет максимально высокой. И тут запускается Крым, который должен был на фоне «постсочинских» «хороших русских» сделать в глазах мировой общественности украинцев «плохими парнями», которые «пошли с карательной операцией в Крым», а западных политиков – «дураками, обвинившими в фашизме не того, кого надо было».
Налицо политика экспансии, но основанная не на прямой агрессии, а на целой волне провокаций, которые должны были вызвать ответную агрессию, которую уже следовало использовать как повод для захвата.
Формальная же агрессивность, вроде всяких маневров со стратегическими бомбардировщиками, нужна была лишь для отвлечения внимания от основного и решающего направления воздействия.
Вероятно, если бы весь план сработал, речь бы шла не о создании версии ГДР из Донецка и Луганска и не о «возвращении Украины в Таможенный союз», а о полном «воссоединении» Украины с Россией.
Но и не сработавший основной план приводил в действие и разочарование украинцев в бездействии Запада и давление на Украину, экономика которой, кормящая треть населения РФ по численности, крайне зависима от сибирских ресурсов. То есть не получается провокативность – получается системность.


Властям и населению РФ, идущим к «восстановлению большой империи» не страшны никакие экономические контрмеры Запада

Не страшны только «показательные», разовые меры. То, что ведет к устойчивому зажиманию позиций московских кампаний на внешних рынках – более чем страшно. Москва как таковая «появилась и развивается» как «иностранный агент» в отношении внешних торговых направлений и внутренних ресурсов, начиная с пушнины, строевого леса и поташа.
Другой вопрос, что сейчас, когда в период кризиса экономики потребления все экономики довольно условны, завязаны на долги и степень доверия, ситуация создает возможность довольно долго блефовать, изображая, что экономика все еще работает.


Московские элиты не хотят демократии

На практике «антидемократические» меры Кремля, нараставшие последний год – полтора, говорят скорее о «подготовке к сезону конфликтов» и о попытке власти играть с обществом в «доброго» и «злого» следователя. Если бы «большое воссоединение» состоялось, были бы воссозданы институты, проведены демократические перевыборы на волне «всеобщего ажиотажа», чтобы этой волной перекрыть расстройство от потери национальной идентичности украинцев в рамках московской империи. С большой вероятностью, Путин бы досрочно ушел в отставку без желания переизбираться на следующий срок.


Целью Москвы является победа над Америкой

Целью Москвы является «поддержание многополярности». К сожалению, в таком формате, в котором московские «элитарии» видят эту многополярность в силу своего какого ни есть, жизненного опыта выживания в качестве элит. Сильная экономика у них не получается, исследования не получаются. Управляемость и производительность не блещут. В ход пошла симуляция на этот раз мощной и бескомпромиссной военной силы, которая будет милостива к побежденным и этим якобы вновь оживит замороженное общество. Проблема в том, что глобальная культура делает такую разморозку неприемлемым для восстановления общества трюком «из прошлого», когда власти были безальтернативны, а Российская империя балансировала между наивными до глупости и творческими «западниками» и ушлыми, обстоятельными и низкопроизводительными «системными почвенниками»; а устойчивое национальное самосознание, укоренившееся на компактной территории, делает ее защиту столь мощной доминантой, что позволяет пережить и массовое предательство и экономические сложности и продолжать борьбу «на позитиве», в отличие от империи, инструментами которой, в отсутствие возможности привязки к конкретному ландшафту, могут быть припугивание и тотальное единение, понужденное безальтернативностью, ведущие к выбору между апатией и тупостью.

Несмотря на формальные отличия, события на Украине стратегически напоминают гражданскую войну в США, когда ранее проигравшая в войне за независимость Британская империя активно поддержала (и, возможно, спровоцировала) отсталый Юг к сецессии, а Север поддержали страны Европы. Примерно такой же градус отношений между Украиной и остатками старой Российской империи. В той войне решался вопрос — «кто будет главным» (а точнее — чьи модели окажутся более живучими) в «морском мире», а в нынешней — в «континентальном», североевразийском. Британская элита в те времена купалась в роскоши из колоний, в то время как в США ветераны Гражданской войны, вне зависимости от стороны конфликта, донашивали старую форму до дыр и лохмотий из-за низкого уровня жизни. Однако уже менее чем через 100 лет США фактически стали гегемоном на территории старой империи, децентрализовав её.
Обсудите с друзями: