Если вы хотите узнать о качествах человека, предложите ему рассказать историю. Если человек может рассказать о своем деле, достижениях, и при этом не видит в окружающих проблемы – для этого человека успех – знакомое состояние и вам есть чему научиться, если вы сами можете удостовериться, что результаты у него впечатляющие. Если есть таланты, но не хватает амбиций, человек занимается тем, что не в состоянии принести ему годный результат – тогда претензии будут либо к себе, либо к окружающим. Талантов нет, есть амбиции – претензии в основном к окружающим. Здесь как у Толстого «счастливы одинаково, несчастливы по-разному». Любопытно, что когда люди решают заняться описанием прошлого больших групп населения, таких как жители одного региона или тем более страны – эффект примерно такой же. Испанское общество, которое не смогло дать человечеству ни одного особо крупного ученого, старательно забывает о наследии и памятниках Аль-Андалуса – блестящей, высокоразвитой и миролюбивой культуры, родившейся от высадки на Пиренеях выходцев из исламских регионов. Африканские сообщества, упражняющиеся в выставлении претензий европейцам и при этом никак не могущие освоить более комфортабельное и здоровое для их климата градостроительство, которым отличались африканские же цивилизации. Крупные города в низинах и в устьях рек — как у европейцев — здесь ведут к болезням у бедняков, к перерасходу ресурсов на кондиционеры у богатых и не дает сообществу в целом выкарапкаться из зависимости. Реальный потенциал сообщества легко посчитать: возьмите в делимом актуальные достижения в достаточно скептической оценке, а в делителе количество претензий к окружающим – и вы получите «коэффициент силы и реализованных возможностей и качества жизни в одном числе». Назову его коэффициент надежного развития.

Почему важно использовать слово «надежного»? Перейдем опять к личностям. Малоуспешный, но сильный и амбициозный дворовый хулиган вполне может сформировать претензию к кому-то, и затем атаковать этого человека. При этом целью будет повышение собственной успешности. Он может нанести телесные повреждения этому человеку или даже убить. В последнем случае хулиган получает ценности этого человека. Затем, в связи с тем, что хулиган, растратив ценности, не может их возобновить, а талантов нет, он гарантированно возвращается в свое исходное неудачническое состояние (если не считать рисков уголовного преследования в обществах с работающей правоохранительной системой). Аналогично этому может произойти признанный крупными игроками захват земли (колониальный захват). Британская империя – характерный пример. Однако после окончания периода экспансий окажется, что сохранение империи требует содержания огромного бюрократического аппарата, средства на который можно получить, лишь лишив возможностей для развития другие, возможно, куда более полезные для его будущего, части общества. Выбор: или умрет общество, или умрет империя. Может произойти непризнанный захват земель. Япония в 40-е годы захватила массу территорий: посмотреть по карте – огромные площади. Там просто не было даже мысли, что кому-то взбредет такая милитаристская афера – соответственно, никто не формировал боеспособных гарнизонов, планов, запасов. С точки зрения адептов понятия «национальной гордости» в жизни Британии и в жизни Японии это были периоды расцвета. Однако для исследователя рассвет должен переходить в день, в нормальное интенсивное развитие на всех ландшафтах, которые сообщество занимает. То есть важен показатель надежности развития.

Любопытно – хотя бы в разрезе именно показателя надежности того, что происходит — что нынешние амбициозно-территориальные планы Кремля особыми рукоплесканиями встречают люди, имеющие в своей карьере эту особую метку – рассматривать историю своего сообщества сквозь призму претензий к окружающим, а зачастую и давно не существующим народам. Крымское ханство часто отечественные историки провозглашают «осиным гнездом», но оно было едва ли не более цивилизованным, чем современная ему Московия: по количеству капитальных культовых сооружений, школ, прав и возможностей проживающих в нем сообществ, механизмов ограничения власти лидера. Рабами торговали? Это о какой эпохе речь? Кто в те периоды этим не занимался? В екатерининской столице (XVIII век!) в газетах печатали объявления о купле-продаже людей. Люди погибали от пыток со стороны собственников и дело доходило до суда только в выраженно маниакальных случаях, угрожающих самой устойчивости системы собственности на человека.

Особенно впечатляют в этом смысле претензии со стороны головного нижегородского конспиролога к Хазарии – по-сути первой крупной социальной машине Восточной Европы и особенно Поволжья, которая смогла институционально сформироваться в этих неспокойных землях, продержалась там три сотни лет и намного опередила ближайших по времени и масштабам территорий, влияния и известности последователей.

«Гумилев писал, что иудеи, проникавшие в Хазарию, были плохими. Они вели диверсии против Византии». Оставим это на совести известного историка-националиста. Как минимум нужны подтверждающие документы, чтобы писать не просто о закономерном угасании старой империи, а о том, что она могла бы жить, если не один из народов, ее населявших.

«Ушли через Кавказский хребет». Ноль по исторической логистике. Вероятность Босфора и Трапезунда в сотни раз выше как маршрутов миграции, особенно для торгующего населения.

«Принятие иудаизма в Хазарии – это верхушечный госпереворот». Документы, найденные в последние десятилетия, показывают, что даже простолюдины в Хазарии часто имели имена, сформированные под влиянием иудаизма. Причем часто это не были чисто еврейские имена, это было именно «то, что местные могли нафантазировать, читая писание». Сохранялись также и тюркские и иудейские имена, но нет признаков, что их носители как-то социально или этнически отличались друг от друга. Сделки заключаются «на равных», лексика примерно одинакова. Поэтому вернее предположить, что сформировался новый народ, причем довольно устойчивый (300 лет в неспокойных землях, где 50 лет для протогосударственного племенного объединения до полного развала это более чем хороший стаж – это более чем внушительно. Романовы не смогли побить рекорд), единственный на Земле воспринявший иудаизм в силу крайне похожей исторической судьбы (выкуп талантливыми лидерами из рабства, тяжкие миграции по пустыне, конфликты с народами на новом месте), ландшафта и рода занятий.

«Здесь не производили никаких материальных ценностей» — со ссылкой на таинственных арабских путешественников. Известные истории арабские путешественники отмечают, что в столице хазар – «Двойном городе» — Хазар – был городом ремесленников и торговцев, а Итиль – духовенства и военных.

«Крупнейший в Европе рабовладельческий рынок». Во-первых — в принципе крупнейший рынок, в том числе и рабовладельческий. Во-вторых, бассейн Волги, как и, к примеру, бассейн Нигера, сотни лет до хазар и сотни лет после них поставлял в той или иной форме людей на мировой рынок труда. Местные косные обычаи и суровый климат сами «выдавливали» многих, а особенно так или иначе несогласных с порядками людей в другие регионы Земли. И из преданий и заметок путешественников ясно, что местные лидеры всегда зарабатывали на этом процессе и одновременно через него избавлялись от неугодных.

«Некоторые славянские племена были обязаны…» Нет доказательств, что именно «славянские» племена были на каком-то особом счету у хазар. Все это касалось и финно-угров и тюрок, и кавказцев – в меру возможностей и способностей.

И вот еще любопытный фрагмент: «Русский вождь князь Игорь захватил город Самкерц, принадлежавший хазарам. В ответ последовала мощная карательная экспедиция». Может, все-таки «освободительная», если «захватил»? Или освободительные – только у «русских вождей», а у остальных – карательные?

«Русские взяли город приступом. Ненависть у штурмующих была такова, что от Итиля ничего не осталось, а жители подверглись почти поголовному истреблению». И это как бы доказывает, что «хазары всех достали». Вообще тогда все войны велись с уничтожением мужского населения городов и угоном женского в рабство. Включая войны между ближайшими соседями. То есть ничего уникального, позволяющего говорить, что с хазарами отношения были особо плохими, нет.


Почему люди сознательно блокируют воспоминания о народах, живших на той же земле, где они сейчас живут? Может, это и есть признак отсталости? Когда моя культура и знания не достаточно сильны, чтобы понять, освоить и использовать их опыт, они продолжают восприниматься мной как конкуренты. Вдумайтесь – конкуренты даже с того света. Успехи всегда возможны, если хоть что-то делаешь, но надежные достижения – те, что работают и приносят пользу людям столетиями – в таком состоянии сознания «властителей дум» — крайне маловероятны.


SAMSUNG CAMERA PICTURES

Любопытно, что «еврейская» тематика столь плодотворна для восточноевропейских авторов, что «пририсовывание пейс» всем более удачливым оппонентам сразу может считаться работающим политтехнологическим трюком.

Самое известное художественное произведение о хазарах

Обсудите с друзями: