Любопытно, что большинство моделей, которые люди пытаются воспроизвести в своей по крайней мере коллективной деятельности вне зависимости от времен и технологий — повторяются без существенных изменений. Сейчас многие из тех, кто ранее усиленно пытался «остаться вне политики» (в основном по соображениям, которые можно трактовать как мелкобуржуазные) интересуются: как далеко зайдет запретительный вал, сначала закрывший Египет, а теперь угрожающий Турции и Тунису. Для этого надо разобраться: что является целями запрещений?
more
Перенаправить поток туристов в Крым? Если так, то запрещения пойдут дальше, и остановятся только на интересах неономенклатуры, которая, без сомнений, сохранит все решающие права и на движение собственного капитала и свободу собственных перемещений. Но в Кремле понимают, что Крым — это такое «полу-средиземноморье», если говорить о его мирном использовании (и еще меньше в нем стратегической пользы — если о военном). Туристы приедут, увидят море, в котором уже купаться некомфортно; «услышат» жителей, настойчиво уповающих на щедрость представителей русского мира, особенно после подведения итогов сезона; погрузятся в бассейны, содержащиеся в известном для восточноевропейских курортов состоянии — так что даже имиджевая цель тут не светит. Актуально — это курорт для мегаполисов, расположенных в радиусе около 600-800 км — то есть позволяющих доехать на собственном транспорте за день. Города, фактически составляющие суть «самобытной российской цивилизации» — существенно дальше. Кроме Ростова, но к Ростову Сочи гораздо ближе. Легче предположить, что в такой ситуации туристы поедут в новые санатории и кемпинги собственных и соседних регионов.

Поднять цену на нефть-матушку? Тогда, по замыслу разработчиков, запреты должны быть направлены на страны с преимущественно мусульманским населением, социальная устойчивость которых зависит от сборов с туризма. Тогда возможные беспорядки и даже теракты в этих странах смогут, в своей совокупности, увеличить сомнения рынков в надежности поставок. При таком варианте кремлевские запреты на туризм не зайдут дальше Ближнего Востока и его окрестностей.

Но могут ли быть достигнуты действительные цели запретов? Крым, в рамках современных транспортных технологий — внеэкономический, мировоззренческий курорт — ценный для той части россиян, которая верит в то, что наследие Российской империи в состоянии существенно влиять на развитие событий и даже закономерностей и являющийся символом такой возможности.

Высокие цены на нефть актуальны для периодов договорного развития, когда мирные экономические риски для экономически значимых мировых игроков выше военных. Так что хаос в регионе может еще и способствовать усиленной распродаже нефти с одной стороны и более активному внедрению альтернативных технологий с другой.

Возникает риторический вопрос — «что же происходит с московской стратегией?»

Похоже, «лицензию на самоуправство», которое получило правительство для преобразований экономики после распада СССР оно восприняло как универсальную, как привычное состояние. Или дело даже глубже —

самоуправство всегда было основным механизмом, который привычно обосновывался той или иной подходящей к месту формой «чрезвычайщины» — «особых обстоятельств»

. В связи с этим в расчетах поведения других игроков будто постоянно выскакивают некие константы, которые на самом деле константами вовсе не являются. Описывая этот эффект, я хотел бы вернуться к началу текста. Армия персидских царей будто движется, а море будто должно стоять на месте. Если оно «изменяет», можно отхлестать его хлыстом. Этой погрешностью — учитывающей динамику среды, а не динамику системы с «выправленным» под нужды системы населением — можно было бы пренебречь, если бы вода не составляла подавляющее большинство поверхности планеты. В этом главный провал поместной геополитики, на которую так долго уповали нефтегазовые стратеги. Вес в определении трендов имеют не регионы с ресурсами, а регионы, где размещение активного населения формирует подходы, более характерные для развития землян в целом — это в основном побережья океанов и открытых морей, доступные для достаточно густого заселения — и подобные им, по естественным условиям. Если в таких регионах кризис, то и нефть-матушка не нужна, если кризиса нет — то с ними и бодаться бессмысленно.

Обсудите с друзями: