Казалось бы, ответить на вопрос проще простого — в гетто люди скучены, чтобы ограничить их свободу; в комфортном районе все сделано для их удобства. Но как при этом выглядит «одноэтажная Америка» — разве не кластером одинаковых домиков, расположенных на мизерных участках, куда люди будто специально собраны для максимальной зависимости от потребления всевозможных услуг корпораций? А как обосновывалась до смешного маленькая площадь кухни в хрущовке – унылом сером здании без отделки фасада, подобном гробнице? Именно комфортом домохозяйки, которая, сидя посередине кухни, везде дотянется и, следовательно, с максимальным комфортом для себя все приготовит. Более того, в сущности, субурбия, наполненная обывателями с однообразным образом жизни и хрущовки, получив квартиру в которой человек понимал, что вряд ли ему уже хоть что-то еще светит, и надо «просто спокойно доработать на своем заводе» — выполняют де-факто функцию ограничения свободы — «где родился, там и сгодился».

Несколько лет назад я обзавелся домом в коттеджном поселке экономкласса в 20 километрах южнее Нижнего Новгорода. Иногда в ленте в соцсети выкладываю фотографии оттуда.
lifestyle
Любопытно, что всякий раз появляются высказывания об однотипности домов, а нередко и мнения о том, что сам поселок напоминает гетто. Конечно, я умею фотографировать таким образом, чтобы заметить и обозначить проблему, если это технически можно сделать. И люди на это покупаются. Кроме того, отсутствие высокой растительности в новом поселке добавляет ощущения скученности. Но, если вдуматься — с одной стороны мы имеем поселок, в котором на одну семью приходится в среднем 90 метров жилой площади, есть свой участок земли, на который можно выйти прямо из помещения, крытое машиноместо (и, в общем-то несколько открытых мест для парковки, например, машин гостей или других членов семьи). С другой стороны — семьи в городе, где нет парковок, около 40 метров в среднем на семью и зависимость от поставщиков коммунальных услуг, выбрать которых и тем самым сменить цену невозможно. Где же «гетто»?

В самом начале перестройки, еще в СССР, появились первые сериалы, касавшиеся рафинированной формы американского образа жизни, среди которых наиболее запомнился обывателям, наверно, первый — «Санта-Барбара». Приведенный в сериалах образ жизни мог сначала очень быстро воодушевить людей, настроить их на получение от рынка более чем комфортных условий жизни, и в первую очередь — больших площадей. Казалось бы, логично и правильно, для самой-то большой страны в мире. И люди, которые достаточно легко получали доступ к ресурсам, они по этому направлению, не мудрствуя лукаво, и развивались — строили все более роскошные особняки, а затем и настоящие дворцы.

Однако, со средним классом дело оказалось сложнее. Когда на рынке появились предложения, позволявшие, продав старую и даже очень старую квартиру (до того момента, который принято политкорректно называть «кризисом», разумеется) приобрести гораздо более просторный дом, оказалось, что люди вообще не понимают, в чем ценность.

Перечислю по пунктам, как такая недооценка проявляется, чтобы можно было предметно проанализировать ментальность:

  1. «Почему такой маленький участок?» — возникает вопрос, человек там картошку собрался сажать? На практике, большинство людей, в том числе те, кто задают такие вопросы, потом даже «маленькие» участки обрабатывают минимально. Если оказывается, что у кого-то склонности к садоводству и огородничеству — оказывается удобнее купить или арендовать у соседнего сельхозпредприятия участок, оформленный под садоводство, налоги с которого гораздо ниже. То есть люди представляют себе загородную жизнь как некое обязательное возделывание большого количества земли, не понимая, что коттеджные поселки по своей конфигурации напоминают скорее более просторные квартиры с отдельной крышей, из которых можно выйти на собственный кусок земли, являющийся, с точки зрения современного образа жизни, скорее продолжением лоджии, балкона, чем землей для возделывания.
  2. Сначала впечатляет большая площадь дома, размер комнат, высота потолков. Но, рассуждая о покупке, они начинают жаловаться на цену. Обсуждая с ними вопрос подробнее, ты начинаешь понимать, что они рассматривают этот дом не как полноценную замену постоянному жилью, а как более комфортную дачу. Почему-то человек среднего класса никогда не рассматривает, что у него будут две квартиры на одну семью. Покупая новую квартиру, он не видит в ее цене ничего катастрофического, потому что заведомо подразумевает, что продает старую. Но с домом не так — принять решение продать квартиру и купить дом взамен может очень небольшая часть людей. Несмотря на то, что условия оказываются гораздо комфортнее.
  3. «Сложно добираться до работы». Не касаясь вопроса о возможности делать часть работы удаленно, что вполне позволяет современный уровень информатизации, здесь есть и более классический фактор. Наш город, Нижний Новгород, экологически не самый благополучный. Живя на природе, где рядом вообще нет промышленных предприятий, ты гораздо лучше отдыхаешь, восстанавливаешься, высыпаешься, меньше болеешь. Это вполне позволяет выезжать по делам на часик пораньше, когда пробок вообще нет — если уж ты по уровню или типу занятости не можешь позволить себе самостоятельно определять график работы.
  4. «Что, мои дети будут ходить в сельскую школу?» При этом те же самые люди жалуются, что городские школы жутко коррумпированы, образование в них непрактично. Так велика ли разница, ходить в городскую школу, или сельскую? Особенно, если информатизация позволяет на высоком уровне заниматься самыми разными науками с начинающего уровня, есть отличные сервисы обучения языкам, на которых можно получить бесплатно уроки самого высокого уровня, через интернет.
  5. Но если даже люди на все эти вопросы отвечают положительно, начинается «другая серия». Оказывается, что человека, вселившегося в дом, начинают жутко беспокоить любые хозяйственные проблемы с постройкой, на участке, на дороге у дома. Почему под кровлей поселились птицы? Как их вывести? Почему стена в нижней части может намокать? Почему электрокабели, интернет и газ проведены под участком его земли? Почему трактор, убирающий снег, ездит не каждый день? То есть, живя в квартире, в представлении этого человека «его» территория заканчивается ровно за мощной входной дверью — и там «хоть трава не расти». Его совершенно не интересует, в каком состоянии инженерные сооружения дома, такие как трубы центрального отопления в подвале. Есть много городских зданий, где подвалы бывают постоянно затоплены из-за никудышных труб, и никого из жильцов это не беспокоит.

Подводя итог, можно повторить идею, что смысл «американского» образа жизни, который здесь очевидно не задался — это расселиться по своей стране, жить в максимально просторных помещениях и умеренно заниматься хоть своими, хоть окружающими хозяйственными проблемами. В сравнении с этим наши сограждане, наоборот, всегда хотят выселиться поближе к центру, где забиться хоть в какое маленькое железобетонное дупло, и там сфокусироваться на зацикленном и чрезмерном решении своих хозяйственных вопросах внутри своего маленького мирка, по возможности вообще не обращая внимания, что происходит вокруг, на общественных территориях.

Но это было бы несколько поверхностной точкой зрения. Если копнуть несколько глубже, то окажется, что устойчивые модели образа жизни создаются здесь людьми, которые свободное время, не один раз в год, проводят в Италии и Испании и интуитивно пытаются сюда перенести те же модели, никак не соотнося их с особенностями климата, который, казалось бы, настаивает на образе жизни, подобном финскому.

В результате мы получаем типичную постколониальную проблему, когда элита не вырастает из способов приспособить местные условия для максимального комфорта, а из способов воспроизвести и обыграть здесь то, что нравится человеку, который, по большей части, здесь постоянно и в «обычных» по доходу условиях никогда и не живет.

Играя по этим правилам, к примеру, африканские города остаются бесконечно отсталыми — элита тратит средства на возведение особняков по европейским стандартам, их обильное кондиционирование. А все остальные слои оказываются в условиях городов, построенных не по-африкански, а по таким стандартам, которые требуют либо чрезмерно больших ресурсов, либо ведут к постоянной депрессии и болезням.

В наших реалиях история другая — копирование дворов-колодцев в Санкт-Петербурге — прямиком из Милана и Барселоны, где отдыхала элита, привела к тому, что сложная обстановка в северном городе как нельзя быстро привела к революции.

То же самое, но в экономическом смысле, мы наблюдаем с городами советской застройки. Хорошо, с позиции элиты, проводящей время в гигиантских охотничьих хозяйствах и на берегах морей, строить город как заповедал Ле-Корбюзье. То, что жизнь в домах без внешней отделки, с малыми площадями, ведет к феерическому «измельчанию» человека, его интересов и ценностей — заметно, конечно, становится поздновато. Мы же хотим быть позитивно-настроенными? Значит нечего фокусироваться на проблемах. В Российской Федерации еще интереснее — все люди с амбициями поселились на Лазурке и в Лондоне, а тот факт, что сочетание монополизации каналов поставки ресурсов, капитализма и стремления людей «прижаться поближе к Кремлю» привело к доселе никогда не виданному уровню зависимости человека от госаппарата — и в мировоззрении, и в ценностях, и в характере затрат — так как бы и спокойнее. Но ведь обратная сторона зависимости людей — это потеря в инициативе, отсутствие собственной позиции и принципов, тяга к примитивизации. По-сути мы смотрим лишь на одну грань того явления, когда общество, которое не смогло выработать разумные способы взаимодействия со средой, старается полностью отключиться от нее и заменить взаимодействие с естественными условиями исключительным взаимодействием с государством — информационным, хозяйственным.

Гетто, к сожалению, люди начинают возводить себе сами — чувствуя, что окружение — люди, или природные условия, к ним не очень дружественны. А уже потом появляются умельцы на этом зарабатывать. И начинают воспроизводиться люди, которые служат живым примером, что этим всем нужно как-то по-особенному управлять и сами-то люди никакой особой пользы извлечь не способны, даже наоборот. Формы расселения, ведущие к фактическому уменьшению зависимостей, уже не воспринимаются.

Каков выход из этого состояния? Развитие целых районов по эргономично-северному образцу, используя технологии и подходы к пространству и энергии как в соответствующих по климату регионах стран, отличающихся интенсивным хозяйством. Обеспечение этих же районов достаточным объемом удаленных рабочих мест и образовательных технологий. В дальнейшем эти районы будут служить маяками образа жизни и начнется воспроизводство здоровых моделей.

Обсудите с друзями: