После вчерашней остановки нижегородского электротранспорта из-за неплатежей последовала серия публикаций в центральных СМИ. Объект сразу же приобрел значение много большее, чем он собой представляет физически, проблема неплатежей тут же как бы испарилась в неизвестном направлении — сегодня вереницы троллейбусов и трамваев нарочито бороздят улицы Нижнего Новгорода. Особенно в его показательной исторической части.

Троллейбусы и марштрутки на остановке площадь Свободы в Нижнем Новгороде

На площади Свободы — одном из центров троллейбусного движения, сегодня

Вы уже многократно слышали, что экономики, которые должны и передолжны и своим гражданам и окружающему миру, методом «санирования» перезапускаются и продолжают работать как ни в чем не бывало. Вместе с тем, удивительно наблюдать, как твои родные трамваи становятся полноценной, равноправной частью этого явления. Популярный в англоязычном мире футуролог в самом начале этого кризиса, в 2008-м, писал, что он удивителен — вокруг ровным счетом ничего не происходит, атомы не сходят с орбит, транспорт катается по улицам, не видно никаких проблем. Однако он есть, и посерьезнее многих других. Относительно своего окружения футуролог предположил, что кризис закончится формированием де-факто полностью независимых населенных пунктов, подобия древнегреческих полисов с ближайшими окрестностями, формально продолжающих «уважать» старую национальную власть. Основной костяк, решающее население в этих городах будут составлять люди вроде сантехника Таттла из фильма «Бразилия» — специалистов по масштабируемым «конкретным делам» и одновременно информации, попросту игнорирующие факт наличия государства в природе как такового.

Троллейбус и пассажиры на площади Свободы, Нижний Еовгород

Необычные вереницы троллейбусов на Варварке

Любопытно, что мы уже на пути к этому дивному будущему — в состоянии информационной войны — оказалось, что серия сообщений в какой угодно социальной сети, соединенные с последующей реакцией крупных СМИ, хоть национал-заинтересованных, хоть иноагентских, — вполне заменяет и даже превосходит по своей силе любую форму «грожения пальчиком» со стороны нацлидера. Напоминает раннее средневековье, когда легионы, еще наряженные в римские одежды, все стоят в местах дислокации, но уже начинают возводить первые замки. Так и сейчас — санация произошла по факту, она вроде бы в интересах великого Центра, но это де-факто полностью автономная санация отдельно взятых нижегородских троллейбуса с трамваем.

Что на эти процессы произвольного финансового сброса может ответить центр? В действительности, ответ уже заготовлен — это очередной «черный передел» собственности, рычаги к которому подведены со стороны узкой группы высшего чиновничества.

Контролируемые рейдеры?

23 декабря Госдумой в 3-м чтении принят законопроект 723854-6, направленный на регулирование процедур банкротства в России. По процедурам, принятым в российской власти, законопроект должен пройти утверждение Советом Федерации (произошло 28 декабря) и подписан президентом. Фактически, его принятие в качестве закона поведет к замораживанию института арбитражного управления и сосредоточению функций арбитражных управляющих у группки лиц с высоким риском аффилированности с рейдерами, рычаги воздействия на которую останутся у небольшого сегмента центральной исполнительной власти. В свою очередь, за этим тактическим процессом стратегически «может» последовать очередной массовый передел собственности организаций и частных лиц — как это не раз было в прошлом, и опять — в режиме чрезвычайщины, не институционализированно, без какого-либо участия общественности.

Троллейбус и пассажиры на площади Свободы, Нижний Еовгород

Нижегородцы на остановке

В прошлом Северной Евразии такое происходило не раз: собственность произвольно перебрасывалась туда, куда велят интересы центральной стратегии. Это и Рюриковичские методы по отношению к местным землям; и чингизидский точечный террор с последующим обложением; и политика Москвы по отношению к городам-конкурентам; и отжим земли у старой аристократии в опричнину; и петровская милитаризация с сокращением населения на ¼; и превращение крепостничества в рабовладение и его экстенсивный рост при Екатерине; и большевистский террор, переходящий в милитаризацию; и эпоха малиновых пиджаков, во время которой от населения, мягко говоря, не требовалось высказывать мнения по происходящему вокруг.

Сильные стороны этой стратегии — власть в состоянии произвольно, по свистку, сконцентрировать огромные ресурсы «на прорывных направлениях», чего не могут себе позволить демократические режимы, нуждающиеся в процедуре и согласованиях с общественностью. Слабые стороны — социальный механизм, управляющий таким перераспределением, по своей природе искореняет интеллектуальную инициативу. А это значит, что даже «думающие элементы» такой общественной системы ничего не смогут сделать с очередным разбазариванием людей, ресурсов, с принятием решений буквально любого градуса бредовости на местах.

Обсудите с друзями: