Обозревать явления, дотировавшиеся из централизованной мошны довольно любопытно: во-первых, отражает реалистическое состояние векторов, на которые навостряются люди, старающиеся делать вид, что им свойственно «мыслить по-государственному»; во-вторых, — когда вводили дикую бюджетную централизацию, под видом того, что регионы так ничего существенного и не породили, последнее осталось в веках своеобразным обязательством породить это самое, «существенное».

Казалось бы, сытнейшие нефтяные годы позволяли многое, но, что любопытно, в период с самого начала «чеченского триумфа Путина», то есть с начала «нулевых» — и до самого поворотного 2008 года тема себя проявляла минимально. После знаменательной даты 2008, когда «гениальным стратегам» похоже стало ясно, что ни Запад, ни новые центры развития наращивать потребление сырья или продуктов его сгорания не собираются, а происходит даже обратный процесс — начали появляться всякие способы и попытки «подстроиться к общественным инициативам в плане их прикорма». Сначала тема была, видимо по инерции, совсем кулуарной, но потом пошла достаточно широко. Даже то самое областное правительство, которое большую часть денег теперь отправляло в центр, тем не менее, своими многочисленными ветвями что-то выдавало.

Мы тогда с коллегами рассмотрели один из грантов и решили поучаствовать. Забавно, что многие проекты, задекларированные как состоявшиеся призеры прошлых лет, по самой сути своих опубликованных технических описаний и назначения должны бы были либо работать в интернете, как открытые и публичные базы данных; либо иметь хоть какие-то публикации пусть в профильной прессе о своих результатах. Но длительный поиск ни того, ни другого не выявил. Мы заявили часть одного из проектов (который, кстати, и поныне работает, радует людей и продолжает развиваться) — на сравнительно небольшую сумму, точно вписывающуюся в содержание работ. Молчание было долгим, но последовал ответ, что проект принят, но на сумму в два раза меньше заявленной. Очень любопытно, потому что проект имеет четко очерченные объемы, сроки. Получается, нам его надо реализовывать, но оставшуюся половину доплачивать из своего кармана? Отличный подход — принять такое решение в последний день, когда ничего уже не поменяешь, не согласовывая с нами и как бы сказать: «ну теперь, ребята, ждем результатов». Буквально за несколько недель перед этим на ярмарке видел за красивой тумбой двух «создателей портала для российской молодежи», которые получили денег в 18 раз больше, установили на дешевый хостинг попсовенький движок jumla, вкрутили на него бесплатный шаблон из корзины шаблонов, кривовато поменяли логотип, наполнили его мягко говоря простоватыми текстами, равномерно заполненными нелепыми грамматическими ошибками. А уже через 1,5 месяца никаких следов «портала» по его официальному адресу не было. И почему это никто не верил в наше с вами общее инновационирование?

Но госбюджетная журналистика — отдельная тема. Потому что, несмотря на тиражи, которые мы никак в количественном проверить не можем; и онлайн версии, как правило отличающиеся техническим архаизмом и визуальной пришибленностью, они все же вынуждены подавать признаки жизни, и не в виде свалки буквиц, а такие, которые как бы отражают наличие того, что можно было бы назвать «мыслительной деятельностью». Которые еще и при этом в состоянии не спугнуть редкого человека, который будто бы верит в централизованные трансляции о наших успехах. В общем-то не самая завидная роль — быть зажатым между губернаторскими вертолетами и люксвагенами личного поезда, оффшорным олигархатом, московскими ритуальными вещаниями о наших вдохновляющих успехах, областным бюджетом, с каждым годом сползающим во все большие долги, и редкими людьми, кто по наивности, а кто из глумления и для науки пытающимися видеть во всем этом смысл и закономерности — за типовые зарплаты, не вызывающие особого оптимизма. Хотя нет, последние пару предолимпийских лет, лет наиболее диких задолженностей облбюджета и продолжения делания вида, что «мы дружим с Западом», первое лицо области пару раз снимало один из самых дорогих отелей Лазурного берега для лучших из лучших нижегородского чиновничества, вывозило и селило не слишком далеко от них представителей оплачиваемых государственно СМИ.

Все это время такие СМИ публиковали истории о том, какое хорошее в стране и области руководство и как прекрасно идут дела на отдельных направлениях. Последние два года вместе с центральными органами они вели информационную войну, придумывая, как лучше разделить Украину, которой «больше нет», как именно стоит наносить удары по Стамбулу, почему санкции нам не повредят, а, наоборот, даже помогут. Тревожно напоминая, сколько минут летит естественно-враждебная, натовская, ракета, от Харькова до Москвы.

Нижегородская Правда: бюджет отказывает только бездельникам

Нижегородская Правда, в отличие от многих других СМИ, находившихся на содержании из бюджета, и на 2016 год получила финансирование. Такой фотографией газета проиллюстрировала статью с сообщением о достославном факте

И вот теперь дошли — финансирование таки брезжит, а сказать, в отличие от всех предыдущих лет, совсем нечего:

Итоги, конечно, есть, но подводить их, тем более фиксировать, не надо, они всегда предварительные и с легкостью могут измениться в следующем году. Оборачиваться надо не назад, а вперёд, и не в Новый год, а всегда, пусть даже жизнь и будет тогда сложнее и труднее, но зато интереснее. Ясное дело, мы не знаем, что будет впереди. Но, по крайней мере, мы знаем, чего хотим. И сверяться надо с образом желаемого будущего, а не с призраками прошлого и грузом прошедшего, пусть даже своего собственного. Тогда, даже если и придёт фантазия в какой-нибудь Новый год всё же подвести итоги года, будет что подводить. И баланс будет солидным, неважно, положительным или отрицательным.

Если уж всё-таки сил нет как хочется подвести итоги года, то, поскольку мы живем в России, любой итог можно подводить одним характерным словом — это был ох…ный год!

На такие формулы, настаивают мастера заздравиц «Нижегородской правды» и надо полагаться всем ответственным государственно-мыслящим нижегородцам, давая ответы, чтобы избежать последствий и все объяснить.

Есть предположение, что официозная и у-бюджето-кормящаяся братия все последние годы поддерживала себя мифом; дивной мечтой, что может, работать-то толком мы не стараемся, но вот если придут трудные годы, то мы тут же поднимемся и всем вам наваляем. Войдем на танках в ваши поганые варшавы и будапешты, а любители факельных шествий из Прибалтики и Галичины, легковерные поклонники «сильной руки» в ее берлинском исполнении — поймут, перед кем на самом деле надо благоговеть, вернется на улицы их городов единоверие и главенствующий русский язык и пойдут они, перековавшись и долг перед настоящей Родиной исполнив, водить покаянные хороводы вместе с нашими престарелыми сексотами, по щеке которых вновь побежит скупая счастливая слеза и осознание исполненного переполнит их души, слившиеся в едином порыве с интересом государственным.

Не сбылось? Что уж теперь говорить? «Это был ох-ный год».

Обсудите с друзями: