Вопрос совсем не праздный: в это время как раз исполняется два года со времени сезона проведения олимпиады в Сочи, когда стали фиксироваться рекордные показатели среднего проведенного времени перед телеэкраном: более 6 часов (!) в сутки на одного человека. При том, что есть и люди, либо мало смотрящие телевизор, либо вообще его игнорирующие, получается, что активные зрители отходят от экрана разве что в туалет, во время бодрствования. Сочинская олимпийская трансляция отличалась поразительной для такой страны, как Россия, фиксацией на теме «национальной гордости». Насыщенный поток «актов почитания флага» и восторженных выкриков названия страны скорее характерен для «наций-государств», где понятия политической, происхожденческой и культурной нации полностью сливаются. Для меня, как специалиста по национальному вопросу в центральной Европе, ситуация несколько начала проясняться, когда части российской армии блокировали украинские в Крыму. Все-таки главой страны многие годы де-факто является человек, сделавший карьеру на «спецоперациях». А что дело и не в Крыме вовсе, стало ясно с «обращениями Януковича», публикациями в европейской прессе с ключевыми формулами вроде «на самом деле границы внутри бывшего СССР никем толком не определены» и театрализованным «возвращением». Провалив экономику, Кремль решил начать «возвращение к естественным границам» (которое, теперь понятно, рассматривалось и раньше за основную цель, но были надежды ее достижения в рамках экономических механизмов и системы соглашений), опираясь на военно-информационные преимущества на постсоветском пространстве. Чтобы изучить логику таких действий, не обязательно обращать внимание на Абхазию, Южную Осетию или Приднестровье. Посмотрите на ход событий в «спокойной» Киргизии: аренда американцами аэродрома — уличные бунты — «порядок наводит» выходец из спецслужб советской школы — Бишкек становится первым подписантом всех интергационных московских соглашений. То есть логика в том, что независимость только с санкции Москвы и только без участия каких-либо внешних игроков. Не говоря уж о том, кто действительный финансист упомянутых бунтов. Для массы людей, «истосковавшихся по большим успехам», но практически не связывающих отсутствие таких успехов с качеством собственного вклада, поворот событий «в плане увеличения территорий» показался привлекательным. Участие в военно-информационной кампании «в телевизоре» и привлекло внимание россиян к централизованным трансляциям.

Сохранилось ли внимание к телевизору до сих пор, по прошествии 24 месяцев?

Кто и как сохраняет многочасовую ежедневную приверженность телетрансляциям из Москвы

Я — один из нескольких человек, создававших и создавших на финансово-независимой от централизованных схем основе региональный информационный ресурс с крупнейшей в своей нише аудиторией — около полумиллиона человек в месяц и внушительной выручкой от рекламы и инфопродукта. Знаете, что было самым сложным? Три слова: люди не сотрудничают. То есть нет никакой кооперации. Это то, что советские директора называли «они все в кармане держат фигу, когда меня слушают». Использовать это в качестве «шоу в прямом эфире» еще можно — многие читатели и зрители интернетов не против (или не могут избежать) поучаствовать в ругани по своей теме, в обсуждениях. А как быть с самими сотрудниками? Выходом оказалось признание факта, что как только ты ставишь задачу, то тут же превращаешься в их глазах в оккупанта, а они сами в партизан. Увещеваниями, тренингами, мотивациями тут не поможешь. Есть небольшая фракция людей, — тех, кто аристократично-бюрократического склада, которые более-менее в состоянии работать в такой обстановке. Проблема в том, что нужного нам продукта с такими не получается — они вообще не понимают инноваций (только в плане личного комфорта) и отличаются либо слабым, либо очень ретроградным эстетическим чувством, догматизмом и предсказуемостью стратегии. Что же делать? Оказалось, что люди, занимаясь саботажем в отношении основного продукта, прилагают огромные усилия и добиваются приличных результатов в производстве побочного. Программист пишет откровенно слабый код, но часами общается на твоих же форумах и модерирует знакомства. Другой пишет хороший код только для проекта, который воспринимает как свое хобби. Его же код на основном — из категории «без слез не взглянешь». Периодически можно забирать достижения с одного на другой. Интерфейсник делает верстку долго и такую, что требует массы проверок и правок, но ведет по настоящему скандальный и крутой блог, воспринимая его как «свою территорию». Специалист по сообществам не умеет общаться, но хорошо пишет и продвигает новости и страницы. Продавец рекламы продает потому, что использует деловые контакты для солидных знакомств. Это все — рокировка побочного продукта с основным. Сидел-сидел человек в «почтовом ящике», бац — сделал Тетрис.

Примерно то же самое происходит с теми, кто сейчас «залип на телевизоре». Эти ребята, работая кое-как, «зато» вместе с нацлидером «ведут» информационную войну. Секрет приверженности — как раз она и стала их основным делом, успехи в котором важнее.

Кого же больше зацепило? Это все те группы, кому не хватает устойчивых основ самооценки — люди интеллектуального труда, домохозяйки, потребители кредитов, старики, невитальная (то есть те, у кого нет реализованного искреннего интереса к спорту, к сексу) часть молодежи.

Те, кто создает что-то собственными руками и может сразу сам продать результат и получить деньги — наоборот, меньше всего нуждаются в подобной подпорке.

экран

Что угодно на экране поможет вам только если вы можете применить это в делах

Вы скажете, что значительная часть «пациентов телевизора» и сами нуждаются в утилизации своего времени, а иногда и в полной утилизации, в условиях сообщества, где им и так ничего вдохновляющего не светит? Вероятно, в Кремле тоже до этого додумались. Любое правительство с эпохи Просвещения, вменившей заботу о социально-слабых административным структурам общего профиля, втайне желает малоуспешную часть населения подсократить первым появившимся в доступности и не угрожающим репутации способом.

Проблема в том, что с этим телепомешательством дело приняло массовый оборот и в цифрах и в технологиях. Допустим, да, у американцев тоже такой тяжелый инфопродукт. На это бы наверняка сослались в диспуте «представители партии власти». Но, во-первых, там он в основном работает на коммерцию, рекламу, либо на какие-то короткие заморские столкновения; во вторых, там нет «единого центра», что всегда позволяет выбрать хотя бы менее тяжелый вариант; в третьих, там полно сформировавшихся, самостоятельных, самодостаточных, самовозобновляющихся сообществ — от религиозных до территориальных — которые вообще игнорируют масскультовые, мягко выражаясь, выхлопы.

Конкретные действия по мягкому избавлению от телевизионной зависимости

Разобравшись в стратегии, перейдем к тактике

1. Переход к мелкотоварному производству. Займитесь вместе тем, что можно сделать и сразу продать (благо полно отлично работающих сайтов объявлений самых разных жанров, и полно инструкций — как и чего делать) — плетение корзин, выпечка на продажу, ремонт рыболовных снастей, изготовление сувениров. Результат интеллектуального труда всегда можно оспорить, а тут нет — и это автоматически повышает уверенность в себе. Лучший способ, потому что, помимо занятия времени, устраняет саму базовую причину привязанности к телевизору.

2. Замена одного экрана другим. Если есть средства, подарите букридер с экраном на электронных чернилах. Во-первых это один из лучших способов вернуться к чтению, во-вторых книг в интернете полно, бесплатно. Самый дешевый вариант — купите в магазине, реализующем уцененку. Выберите интересную обоим книгу, обсуждайте прочитанные фрагменты. Через некоторое время человек сможет вернуться к тому, чтобы делать какие-то выводы самостоятельно.

3. Если отклеивание от телевизора идет максимально тяжело, приложите все усилия — от совместного внимания и обсуждений того, что просмотрено, до перенастройки линейки каналов — к тому, чтобы человек переключился хотя бы на просмотр только узкопрофессиональных трансляций. В кабельных и спутниковых сетях полно таких каналов — важно попасть в наиболее актуализированный, искренний интерес. Такие каналы, как правило, куда свободнее от идеологии, и от них легче отдыхать.

Обсудите с друзями: